Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Kiss of Shadows
Chapter one
'Поцелуй теней'
Первая глава
 
 
  
 

Двадцать третий этаж, и все, что я могла увидеть за окном, был серый смог. Конечно, вы можете называть это место Городом Ангелов, если хотите, но если здесь и были ангелы, то они летали вслепую.

Лос-Анжелес - это место, куда люди, кто с иллюзиями, а кто без, приезжают спрятаться. Скрыться от других, спрятаться от самих себя. Я приехала спрятаться, и преуспела в этом, но застилающий глаза, грязный густой воздух, пробуждал во мне желание вернуться домой. Домой, где воздух почти все время голубой и прозрачный, а траве не нужна вода, чтобы расти. Но я не могу вернуться домой в Кахокию, Иллинойс, потому что они убьют меня - мои родственники и их союзники. Все хотели бы быть принцессой Эльфов. Поверьте мне, это сомнительное удовольствие.

В дверь моего офиса постучали. И прежде, чем я успела что-нибудь сказать, дверь открылась. Мой босс Джереми Грэй остановился в дверном проеме. Это невысокий седой мужчина ростом 4 фута 11 дюймов, на дюйм ниже, чем я. Он был весь в сером - от темного костюма от Армани до застегнутой на все пуговицы рубашки и шелкового галстука. Только его ботинки были черными и блестящими. Даже его кожа была однородного бледно-серого цвета. Не от болезней или возраста. Нет, он был еще в самом расцвете жизни, ему немногим больше четырех столетий. Несколько складок вокруг глаз, и вдоль тонкого рта, заставляли его выглядеть зрелым, но никогда - старым. Без смертной крови и изрядной доли волшебства, Джереми мог жить вечно. Теоретически. Ученые сказали, что через 5 биллионов лет солнце взорвется и поглотит Землю. Эльфы не смогут пережить это. Они умрут. Можно ли считать 5 биллионов лет вечностью? Я так не думаю. Хотя это немного утешает завистливых смертных.

Я посмотрела в окно на висящий снаружи густой смог. День был серый, как мой босс, но его цвет был холодным. Стальной серый, подобно облакам перед весенним дождем. То, что было за окном, ощущалось вязким и густым подобно чему-то, что вы можете попробовать проглотить, но никогда не будете это делать. Этот день душил, а может, это было только мое настроение.

- Ты выглядишь мрачной Мэри, - сказал Джереми, - что-то случилось?

Он закрыл дверь за собой и уверенно запер на замок. Уединение, он давал нам уединение. Это могло быть ради меня, но почему-то я так не думала. Напряжение в его глазах, положение его тела в элегантном костюме, позволяло мне сказать, что сегодня не у меня одной плохое настроение. Может, это было из-за погоды или, точнее, отсутствия таковой. Мощный ливень или даже хороший ветер могли очистить город от смога и позволить наконец вздохнуть свободно.

- Тоскую, - сказала я, - что случилось, Джереми?

Он слегка улыбнулся.

- Ты не сможешь меня обмануть, а я могу, Мэри?

- Нет, - отрезала я.

- Симпатичная одежда, - сказал он.

Я знаю, что выгляжу ярко и вызывающе, когда Джереми делает мне подобные комплименты. Он всегда выглядит безупречно даже в джинсах и футболке, которые одевает, только если абсолютно уверен, что его никто не увидит. Я видела Джереми, который бежал за подозреваемым на приличной скорости в ботинках от Гуччи. Конечно, ему помогла его ловкость и скорость, которые были больше, чем у человека. В редких случаях, когда я думала, что мне предстоит погоня за кем-то, я одевала спортивную обувь и оставляла высокие каблуки дома.

Джереми смотрел на меня так, чтобы выглядеть мужчиной, бросающим оценивающий взгляд. Это не было личным, но среди фей считается оскорблением игнорировать кого-то, кто явно пытается быть привлекательным, считается оскорблением показать им, что они потерпели неудачу. Очевидно, я имела успех. Проснувшись и увидев смог, я попробовала поднять свое настроение, одевшись ярче, чем обычно. Ярко-синий двубортный жакет с серебристыми пуговицами, и подобранная в тон голубая юбка в складку, которая была так коротка, что кончалась едва ниже жакета. Одежда была короткой настолько, что если я скрещу ноги неправильно, то можно будет увидеть верх моих черных чулок. Кожаные лакированные туфли на высоких двухдюймовых каблуках представляли в выгодном свете мои ноги. Когда вы небольшого роста, как я, приходится что-то делать, чтобы ваши ноги выглядели более длинными. Чаще всего каблуки были около трех дюймов.

Мои волосы отражаются в зеркале глубоким оттенком красного цвета. Цвет более красный и яркий чем темно-рыжий, такой цвет, который имеет даже черный отлив взамен обычного для рыжеволосых людей коричневого. Это было, как если взять темно красный рубин и вплести игру его граней в волосы. В этом году это очень популярный цвет. Кровавый золотисто-каштановый - так он называется при королевском дворе фей. Огненный, Алый Сидхе, если вы пришли в хороший салон. На самом деле это мой натуральный цвет. До тех пор, пока в этом году он не приобрел популярность, и меня легко было вычислить, я прятала мой естественный цвет. Я красилась в черный, потому что этот цвет выглядит более натурально для человека с моей кожей. Большинство людей, сделавших окраску волос своей профессией ошибаются, думая, что Алый Сидхе - лучший цвет для рыжеволосых. Это не так. Этот цвет идеально подходит только людям с чисто белым тоном кожи. Он для тех, кто великолепно выглядит в черном, кроваво-красном и ярко-синем.

Но некоторые вещи я все еще скрывала: изменчивый изумрудно-зеленый цвет глаз, визуально темно-карий, и свечение моей кожи. Такое, что мне приходилось приглушать воздействие гламора, магии. Только постоянная концентрация, которая подобно музыке все время возвращалась ко мне, не позволяла потерять бдительность и начать светиться. Люди вообще не могут сиять, и они не понимают, как такое свечение возможно. Никакого сияния, которое могло стать причиной соприкосновения с моими скрытыми глазами. Я также старательно соткала вокруг себя, словно удобную хорошо знакомую одежду, иллюзию, что я только человек с небольшой долей эльфийской крови, и что у меня есть небольшие физические и мистические способности, которые позволяют мне быть превосходным детективом, но ничего более.

Джереми не знал, кто я, да и никто в агентстве не знал. Я была одним из слабейших членов королевского двора, но быть сидхе, даже слабейшим, уже что-то значит. Это означало, что я могла с успехом скрывать свою сущность и мои истинные способности от многих лучших чародеев и экстрасенсов в городе. Может быть даже в стране. Но как бы я хорошо не владела данным видом гламора, это не спасет меня от кинжала в спину или мощной магии, сокрушающей сердце. Для этого необходимы умения, которых у меня не было, и эта одна из причин, почему я скрываюсь. Я бы не смогла драться с сидхе и выжить, лучшее, что я могла сделать, это спрятаться. Я верила Джереми и другим, они были моими друзьями, но я не доверяла им свою тайну из-за того, что сидхе могли сделать с ними, если бы вдруг нашли меня и узнали о моих связях и друзьях, которые знали мой секрет. Если они действительно пребывали в неведении, сидхе могли не тронуть их и причинить вред только мне. Незнание было благом для них. Хотя некоторые из очень хороших друзей могли расценить это как предательство. Но если бы у меня был выбор - они живые, невредимые и со всеми частями тела, но сердитые на меня; или умершие под пытками, в муках агонии, но не злящиеся на меня - то я предпочитаю злых. Я могу жить с их обидой, но я не уверена, что смогу жить с их смертью.

Я знаю, знаю - почему не пойти в 'Бюро охраны людей' или 'Комитет по делам фей' и не получить приют? Но мои родственники только возможно убьют меня, когда смогут найти, а если я предам дело огласке и выставлю на показ наше грязное белье, они точно меня убьют. И будут делать это медленно. Не будет ни полиции, ни послов - только смертельная игра в прятки.

Я улыбнулась Джереми, давая ему то, что, как я знала, он хочет видеть - что я оценила по достоинству потенциал его стройного тела под превосходным костюмом. Для людей это выглядело бы как флирт, но для фейри, причем любых фейри, это даже близко не лежало с флиртом.

- Спасибо Джереми, но ты пришел ко мне не для того чтобы делать комплименты моей одежде.

Он прошел в комнату, пробежался наманикюренными пальцами по кромке моего письменного стола.

- В моем офисе сейчас две женщины. Они хотят быть нашими клиентами, - сказал он.

- Хотят быть? - не поняла я.

Он повернулся, и, расположившись за столом напротив меня, скрестил руки на груди. Как бы воспроизведя мою позу, может неосознанно, а может и намеренно, не знаю почему.
- Мы обычно не имеем дело с разводами, - сказал Джереми.

Я широко раскрыла глаза и резко наклонилась к нему:

- Лекция первая, Джереми, Детективное агентство Грэй никогда не берется за работу, связанную с разводами.

- Я знаю, знаю, - сказал он.

Он оттолкнулся от стола, прошел по комнате и остановился рядом со мной, пристально вглядываясь в туман. Он не выглядел особо счастливым.

Я отклонилась назад - так, чтобы лучше видеть его лицо.

- Почему ты изменяешь своему важнейшему правилу, Джереми?

Он тряхнул головой, не глядя на меня.

- Пойди, встреться с ними, Мэри. Я доверяю твоему мнению. Если ты скажешь, что нужно отказать им, мы откажем. Но я думаю, ты поймешь, почему я хочу им помочь.

Я тронула его за плечо.

- И как ты чувствуешь себя, босс, озаботившись чужими проблемами?

Я провела рукой вниз по его рукаву, и это заставило его посмотреть на меня. Его глаза стали угольно серыми с оттенком гнева.

- Встреться с ними, Мэри, и если ты будешь так же зла, как я после этого, мы поймаем этого ублюдка.

Я сжала его руку.

- Джереми, расслабься, это только причина развода.

- Что если я скажу тебе, что это было покушение на убийство, - его голос был действительно спокоен, но это не соответствовало гневу в его глазах, напряжению его рук.

Я отвернулась от него.

- Покушение на убийство? Почему ты так думаешь?

- Отвратительная магия смерти, которая проникла даже в мой офис. Что-то действительно есть, и жена подозревает мужа. Любовница согласна с женой.

А возможно, это было что-то совсем другое. Что-то, чему нужны пистолеты, мускулы и люди с мертвыми, бесстрастными глазами. Невеселые мысли.

Я подмигнула ему:

- Ты сказал, что в твоем офисе жена и любовница?

Он кивнул и, несмотря на свой гнев, улыбнулся.

Я улыбнулась в ответ:

- Хорошо, всегда бывает первый раз.

Он взял мою руку.

- Это было бы впервые, даже если бы мы занимались разводами, - сказал он.

Он нервничал, иначе он не стал бы касаться меня так часто. Привычка перестраховывать себя от подобных касаний. Он поднял мою руку к губам и запечатлел быстрый поцелуй на моих пальцах. Я думаю, он не замечал, что делает, его нервозность была видна невооруженным глазом. Он сверкнул белозубой улыбкой, лучшей из тех, что можно купить за деньги, и повернулся к двери.

- Ответь сначала на один вопрос, Джереми.

Он поправил свой костюм небольшим рассчитанным движением и вернулся назад, как если бы его принуждали.

- Спрашивай.

- Почему тебя это испугало?

Его улыбка увяла, и лицо стало мрачным.

- У меня плохое предчувствие, Мэри. Предсказания - не моя сильная сторона, но это дело плохо пахнет.

- Давай откажемся, мы не копы. Мы делаем нашу работу за очень хорошую плату, а не потому что клялись служить и защищать, Джереми.

- Если после того, как ты встретишься с ними, ты сможешь с чистым сердцем уйти, мы откажемся от этой работы.

- Почему это мой голос приобрел статус президентского вето? Имя на входе Грэй, а не Джентри.

- Потому что Тереза - эмпат, она не сможет развернуться и уйти прочь. Роан тоже слишком мягкосердна чтобы отвернуться от заплаканных женщин. - Он поправил свой серый галстук, пальцы погладили бриллиантовую булавку.

- Другие, прекрасно бы подошли для подобной работы, но они не из тех кто принимает решения. Так что остаешься ты.

Я встретилась с ним взглядом, попробовав прочитать прошлый гнев, беспокойство, то, что действительно было у него на сердце.

- Ты не эмпат, ты совсем не мягкосерден, и ты всегда сам принимаешь решения, так почему не можешь сделать этого сейчас?

- Потому что если мы откажемся, то лишим их последнего шанса. Если они покинут наш офис не получив помощи, они обе умрут.

Я пристально посмотрела на него и, наконец, поняла:
- Ты знаешь, что нам следует отказаться от этого дела, но ты не можешь заставить себя выставить их вон. Ты не можешь заставить себя осудить их на смерть.

Он кивнул:
- Да.

- Почему ты думаешь, что я смогу это сделать, если ты не можешь?

- Я надеюсь, что хотя бы один из нас в достаточно здравом уме, чтобы не делать глупостей.

- Я не хочу заниматься кучей убийств ради безопасности каких-то незнакомцев, Джереми, так что будь готов к тому, что мы откажемся от этого дела.

Даже для меня мой голос прозвучал жестко и холодно.

Он снова улыбнулся:
- Узнаю мою маленькую, жестокосердную стерву.

Я тряхнула головой и пошла к двери:
- Это одна из причин, почему ты любишь меня Джереми. Ты можешь рассчитывать на меня, зная, что я не дрогну.

Я вышла в коридор, что соединял наши офисы, уверенная, что могу отказать этим женщинам. По ряду причин, я могла быть буфером, что хранил всех нас от добрых намерений Джереми. Боже, если б знать заранее что я не права, но я редко ошибаюсь до такой степени.

 
  
 
 
Каталог "ПИНГВИН" - чуткий и душевный каталог! Находится в каталоге Апорт